Контактные телефоны:

8-921-331-63-81

8-911-997-86-93

tur@polarstarspb.ru

5 марта – 200 лет со дня смерти А.Н. Воронихина

Удивительна судьба этого человека: родившийся на Урале, получивший образование в Москве из рук самых ярких представителей московской школы, много путешествовавший, Андрей Воронихин стал, тем ни менее, одним из эталонных представителей «петербургского стиля», творчество которого стало чистейшим образцом той ветви классицизма, которая определяет лицо нашего города.

 

Андрей Никифорович Воронихин появился на свет 17 (28) октября 1759 года в селе Новое Усолье Пермской губернии, в семье крепостных. По некоторым данным, официально неподтвержденным, он был внебрачным сыном графа Александра Сергеевича Строганова, президента Петербургской Академии Художеств, что и обеспечило пристальное внимание сиятельного отца к способностям мальчика, которые Строганов стремился всемерно развивать. Сначала Андрей обучался рисованию у местного иконописца Гаврилы Юшкова, затем был отдан в Московскую школу архитектуры, где его наставниками стали выдающиеся зодчие В.И.Баженов и М.Ф.Казаков. По окончании школы переехал в Петербург и поселился во дворце Строгановых на Мойке, как товарищ и спутник Павла Строганова, юного наследника, и почти полноправный член семейства. Воронихину во дворце была отведена отдельная комната, ему было разрешено пользоваться библиотекой, картинной галереей и минералогическим кабинетом, он был непременным участником всех балов и званых обедов, а также заседаний кружка любителей литературы и искусств. Вскоре получил и вольную от графа.

 

Вместе с Павлом Строгановым Воронихин много путешествовал – сначала по России, а затем по Европе, где молодые люди посетили Германию, Швейцарию, Францию. Их пребывание в революционном Париже оставило глубокий след в мировоззрении обоих, ставших не только свидетелями исторических событий лета 1789 года, но и их непосредственными участниками: вместе с восставшим народом они шли на штурм Бастилии. Сопровождавший их в поездке гувернер Ромм был настолько вовлечен в революционные события, что даже стал членом Конвента (и впоследствии был гильотинирован). Лишь резкое письмо, прибывшее с посыльным от Строганова-старшего, отрезвило молодого аристократа и его спутника, и они вынуждены были спешно возвратиться в Россию. По приезде Воронихин почувствовал, что ученический период для него закончен, и он может приступать к самостоятельной творческой деятельности.

 

Хотя в историю искусства Андрей Никифорович вошел, в первую очередь, как выдающийся зодчий, первое признание в профессиональном сообществе он получил как живописец: в 1794 году за картину «Вид картинной галереи графа Строганова» ему было присуждено звание профессора живописи, а в 1797 году за «Вид построенной Строгановской дачи» - звание академика перспективной живописи. Академиком архитектуры от стал только в 1802 году.

 

Архитектурная деятельность Воронихина началась в 1790 году, когда граф А.С.Строганов доверил ему перестроить после пожара свой знаменитый дворец на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки, возведенный Растрелли. Молодой архитектор блестяще справился с заданием, сумев согласовать собственное увлечение классическим стилем с уцелевшими фрагментами роскошных барочных интерьеров, что привело к появлению подлинного шедевра. Особенно восхищал современников Зеркальный зал, в котором остроумно и изобретательно использовалась огромная зеркальная стена, увеличивавшая помещение вдвое – отсылка к знаменитой Зеркальной галерее в Версале.

 

Воронихин много строил для Строгановых: он возвел дачу на Черной речке, усадебный дом в калужском поместье графа, оформил летний павильон на даче в Новой деревне. Набив руку на заказах Строгановых, архитектор сумел выиграть конкурс на строительство Казанского собора на Невском проспекте, где он обошел таких маститых мастеров как П.Гонзаго, Ч.Камерон, Ж. Тома де Томон. Правда, поначалу победу присудили проекту Чарльза Камерона, однако вскоре император Павел I изменил решение комиссии и выбрал Воронихина. Именно эта работа вписала имя архитектора в анналы отечественной истории искусства.

 

Всего над этим сооружением архитектор работал 10 лет: с 1801 по 1811 год. Взяв за основу собор Св. Петра в Риме, Воронихин сумел создать здание, удивительно тонко сочетающее космополитический классический облик и образ истинно русского православия, что выразилось в редком сплаве торжественного пафоса и задушевной, интимной, «теплой» религиозной интонации. Чрезвычайно удачно было и планировочное решение: благодаря циклопической колоннаде из 96 колонн, поставленной, вопреки архитектурным канонам, у бокового фасада собора, образовалась площадь, раскрывающаяся в сторону Невского проспекта и во многом определившая его облик. Победительному в целом облику собор соответствовало и значение пантеона русской воинской славы, которое он приобрел после захоронения здесь останков М.И.Кутузова в 1813 году. Проект мраморной надгробной плиты и ограждающей ее решетки выполнили по рисунку Андрея Никифоровича. Его же авторству принадлежат и кронштейны для знамен побежденных полков и ключей от неприятельских городов, взятых российской армией во время заграничных походов 1813-1814 годов, которые оформляют место захоронения фельдмаршала.

 

Помимо Казанского собора, в Петербурге Воронихин возвел здания Горного института и Государственного Казначейства, он работал также над парковыми павильонами и некоторыми интерьерами во дворцах императорской семьи в Стрельне, Гатчине и Павловске.

 

Умер Андрей Никифорович 21 февраля (5 марта) 1814 года в Петербурге, похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.