Контактные телефоны:

8-921-331-63-81

8-911-997-86-93

tur@polarstarspb.ru

14 сентября – 200 лет назад армия Наполеона вступила в опустевшую Москву

Глубокой ночью после Бородинского сражения, ознакомившись с донесениями о потерях – а они были ужасны (общие потери оцениваются сейчас в 40-45 тыс. чел., боеспособность сохраняли не более 80 тыс. чел.), - М.И.Кутузов дал приказ об отступлении. В полках не было уныния – армия надеялась, что вот-вот будет решающее сражение, перед самой Москвой. Примерно такое же настроение было и у жителей столицы: москвичи не спешили покидать родной город. Однако 1 (13) сентября на драматичном совете в Филях было принято решение оставить Москву без боя – еще одного сражения армия бы просто не выдержала. На совете Кутузов сказал: «Наполеон – как бурный поток, который мы еще не можем остановить. Москва будет губкой, которая его всосет» (из «Записок князя А.Б.Голицына о 1812 годе»).

 

Когда весть об оставлении Москвы достигла древней столицы, горожане ей просто не поверили. Однако уже на рассвете 2 (14) сентября русские полки угрюмо прошли через город, от Дорогомиловской заставы к Рязанской дороге. Вслед за ними хлынуло и население. Бегство из столицы было массовым – по свидетельству очевидцев, из 270 тыс. жителей французы застали менее 10 тыс. Бежали, не подготовившись к эвакуации, не взяв необходимого, побросав свое имущество, оставив незапертыми дома. Завоеватели вступали в пустынный, обезлюдевший город…

 

Авангард под командованием Мюрата, преследовавший русские войска, вошел в столицу буквально «на плечах» отступавшей армии и занял Кремль. По воспоминаниям очевидцев, уже утром 14 сентября в отельных местах возникали локальные пожары, которые некому было тушить. Вечером тремя колоннами в город вошли и основные силы неприятеля. Наполеон заночевал в Дорогомиловской слободе, с тем чтобы утром 3 (15) сентября торжественно вступить в Кремль, в сопровождении гвардии и при звуках Марсельезы. Торжество, впрочем, получилось жалкое – в это время уже пылал весь Китай-город. Пожар был столь силен, что находиться в Кремле становилось небезопасно, поэтому уже наутро, с рассветом, французский император перебрался в Петровский дворец, находившийся на окраине города, на дороге в Петербург. Пробираться туда ему и его свите пришлось сквозь объятый пламенем Арбат.

 

Москва горела неделю и лишь после того, как пожар, уничтоживший три четверти города, стих, Наполеон смог вернуться в Кремль. По оценке историка И. М. Катаева, пожар уничтожил 6 496 жилых домов, 8 251 лавок, 122 храма. Сгорели Университет, библиотека Бутурлина, Петровский и Арбатский театры, дворец А. И. Мусина-Пушкина на Разгуляе, в котором хранилось ценнейшее собрание рукописей, среди которых были «Слово о полку Игореве» и Троицкая летопись. В огне погибли раненые российские солдаты, оставленные в городе на попечении неприятеля (таковы были принятые тогда нормы военного этикета).

 

Кто был виноват в пожаре? Поначалу историки обвиняли мародерствующих французов, но скорее всего это были не они. Мысль о поджоге города была близка военному губернатору Москвы, графу Федору Растопчину, который готовил «зажигательные команды», да и Михаил Илларионович Кутузов признавался, что отдавал распоряжения о сожжении провиантских складов. Другое дело, что никто и подумать не мог, что в отсутствии жителей и при бездействии французов пожар примет такие масштабы…

 

Москва сгорела почти полностью, но все-таки не вся. По иронии судьбы, уцелели винные склады, все запасы из которых тут же стали добычей Великой армии, которая стремительно превращалась в огромную шайку мародеров. Значительные ценности, без присмотра оставленные в опустевших домах, притягивали французских солдат, которые методично прочесывали дом за домом, лавку за лавкой, церковь за церковью. «Мы становились армией преступников, которых осудит небо и весь цивилизованный мир», - писал впоследствии генерал Сегюр. Наполеон пытался противодействовать разгулу мародерства, но его приказы не действовали. Видя это, французский император после 34 дней, проведенных в Москве, дал приказ о выходе из города и наступлении на Калугу. Однако это была уже совсем другая армия, чем та, что входила в Москву 14 сентября…

 

Покидая Москву, французы, по приказу императора, сжигали то, что еще уцелело – Симонов монастырь, Винный двор, Полевой двор… Был отдан приказ взорвать Кремль: пороховые заряды были подложены под стены и башни, под колокольню Ивана Великого, под Арсенал и другие здания. Однако прогремело всего 6 взрывов, не нанесших большого урона. Что (или кто) спасло символ России от разрушения, неизвестно.